Чёрный лес

 

В блиндажах, как в ранах, Чёрный лес.
У дуба-великана в стволе застыл свинец.
В истлевшей гильзе снайперской и обгоревшем пне,
Святая и бессмертная память о войне.
Бушующее море - трава-мурава.
Простреленные каски, словно острова.
Начинён осколками васильковый луг.
И не вспашет борозду весной крестьянский плуг.
От опушки леса до края села,
Тропка партизанская змейкой пролегла.
Командир в атаку поднимал здесь взвод...
Мхом стоит поросший кровопийца-дзот.
... Почернев от горя, плачет Чёрный лес.
Не воскреснут павшие... В жизни нет чудес.

Чёрный лес начинается примерно в 18 километрах
от города Александрии, в котором живёт автор.

 

Осень 44-го года

 

Оркестр играл "Прощание славянки".
На Запад уходили батальоны.
Под звуки марша плакали девчонки
И золото листвы роняли клёны.
А до победы оставалось мало -
Вот эта осень и одна зима.
И батальоны топали устало
Туда, откуда вырвалась война...

Из раздела «Состояние Души»

 

Исповедь

 

Мы все умрем. Надежды нет.
Но смерть потом прольёт публично
На нашу жизнь обратный свет.
И большинство умрет вторично.
Игорь Губерман

Пройдут года… Бесследно не исчезнув,
Своей строкою в чьем-то сердце отзовусь.
Мои дела помогут мне воскреснуть,
Поэтому и Смерти не боюсь!
Пусть не святой, но не безбожный грешник.
А много ли в миру святых?
Немало было роз, но больше было терний -
Мне Бог не даровал дорог простых.
Перед Творцом, не покривив душою,
Скажу, что годы прожиты сполна.
Доволен, да доволен я Судьбою,
Той Чашей Жизни, выпитой до дна!
02.05.2003,
Александрия